Теории заговора — удел проигравших
Закрыть
Entries RSS
Мар 11

Теории заговора — удел проигравших

Любая пропаганда эффективна, когда падает на подготовленную почву: это и авторитарный тип личности, это и ресентимент, это магическое мышление и теории заговоров. Исследования, показывают, что, начиная с 2011 до 2017 года в РФ происходит невидимая чудовищная эпидемия теорий заговора: за семь лет упоминаемость топ-10 теорий заговора в СМИ выросла в 6-9 раз (!), многократно выросли продажи книг, посвященных эзотерике и теориям заговора.

Конспирология основывается на ошибочной обработке мозгом причинно-следственных связей, когнитивной ошибкой, когда мозг видит причинную связь там, где ее нет. Такие люди видят везде «знаки», они слышат голоса в белом шуме, приписывают смысл геометрическим абстракциям и верят случайно сгенерированным текстам. Это называется апофенией – стремление видеть структуру в случайных данных. Важно понимать, что теории заговора обычно включают «полный пакет»: как правило верующий в одну теорию объясняет заговорами и другое.

Опасность теорий заговора в том, что они радикализируют общество, усиливают враждебность, ксенофобию и приводят к одобрению насилия и террора. На индивидуальном уровне те, кто верит в заговоры реже посещают стоматолога, реже проходят медицинское обследование, реже прививаются и используют опасные методы лечения без доказанной эффективности, имеют повышенный риск гипертензии и депрессии.

Теория заговора (конспирология) – это концепция, которая считает, что происходящие явление – это результат заговора со стороны некой группы людей. Она эксплуатирует наши биологические особенности, которые включают в себя распознавание намерений, страх врагов, дискомфорт неопределенности и конечно же желание контроля.

Теории заговора как наркотик – они дают ощущение безопасности и контроля над сложным миром, дают ощущение собственной «правильности» и возможность «праведного гнева» на «врагов».

Враг – это важнейшее ядро теории заговора, которое ложится на нашу биологию (см. парохиальный альтруизм). Наш мозг заточен под распознавание врагов, поэтому легко принимает любое объяснение. Этим пользуется пропаганда, которая объясняет все проблемы не собственной некомпетентностью, а прииском врагов. Страх неопределенности: с точки зрения конспирологии ничего не происходит случайно. Наш мозг не любит случайность и определенность, поэтому пытается объяснить простыми теориями то, что происходит, чтобы успокоится. При этом правдивость не важна, главное – любая теория, главное избавится от дискомфорта непонимания. При этом отсекаются все факты, противоречащие картине мира («паттерны вместо шума, нарративы вместо фактов»), а все происходящее объясняется желанием врагов нанести вред.

Исследования показывают связь теорий заговора и уязвимости (=потеря контроля). Чем более уязвим человек (как социально, психологически, финансово и т.п.), тем более привлекательны для него теории заговора. Ощущение беспомощности приводит к тому, что человеку начинают мерещится «знаки» — будь то оптические иллюзии или работа финансовых рынков. Важно понимать, что теории заговора обычно включают «полный пакет»: как правило верующий в одну теорию объясняет заговорами и другое. Удивительно, что они способны одновременно верить во взаимоисключающие теории заговора.

Хорошо предсказывают склонность к конспирологии уровень тревоги и стресса, низкая самооценка, ощущение собственной неполноценности. При этом социальный статус и уровень образования не коррелируют со склонностью к конспирологии, более того, более высокий уровень образования даже повышает склонность к медицинским теориям заговора. Джозеф Усински формулирует так: «теории заговора — удел проигравших», проигравшие это люди, которые не могут влиять на обстоятельства своей жизни, принадлежат к маргинальной группе, подвергшиеся травме, они не имеют полномочий и исключены из общественной жизни. Т.е. конспирология – это сублимация своего бессилия.

Андрей Беловешкин


БУДЬ В КУРСЕ СОБЫТИЙ

СКОРО