Огромное смятение, которое так или иначе испытывает каждый человек доброй воли…
Закрыть
Entries RSS
Мар 11

Огромное смятение, которое так или иначе испытывает каждый человек доброй воли…

Фрагмент статьи Ханны Арендт «Организованная вина», 1944г. Аналогии с «русским миром» очевидны.

«Дело в том, чтобы продумать, какую занять позицию, как быть, столкнувшись с народом, в котором так эффективно стерта черта, отделяющая преступников от нормальных людей, виновных от невиновных, что завтра никто в Германии не будет знать, с кем имеет дело — с тайным героем или с бывшим массовым убийцей.

От этой ситуации нас не защитит ни определение ответственных, ни арест «военных преступников». Причем можно вообще не принимать во внимание главных виновников, которые не только взяли на себя ответственность, но и устроили весь этот ад.

Не относятся сюда и ответственные в более широком смысле. Ведь к их числу принадлежат все те, кто в Германии и в европейском зарубежье, пока было возможно, симпатизировал Гитлеру, содействовал его приходу к власти и укреплял его репутацию внутри Германии и за ее пределами.

Да и кто дерзнет заклеймить как военных преступников всех этих господ из благоприличного общества? Они и впрямь не являются таковыми; они, безусловно, доказали свою неспособность судить о современных политических группировках — одни потому, что считали принципы в политике чисто морализаторской чепухой, другие потому, что питали романтические симпатии к гангстерам, которых путали с «пиратами».

Ответственные в широком смысле, в узком смысле они большей частью не виноваты. Первейшие сообщники и лучшие пособники нацистов, они поистине не ведали, ни что творят, ни с кем имеют дело.

Огромное смятение, которое так или иначе испытывает каждый человек доброй воли, когда речь заходит о Германии, обусловлено не существованием тех безответственно ответственных, приговор которым, надо думать, вынесет только история, и не деяниями самих нацистов. Скорее всего, это смятение вызывает та чудовищная машина «административного массового убийства», для обслуживания которой требовались и использовались не тысячи и не десятки тысяч отборных убийц, а весь народ.»

«Вопрос: Вы убивали людей в лагере? Ответ: Да.

Вопрос: Отравляли газом? Ответ: Да.

Вопрос: Закапывали живьем? Ответ: Иногда случалось.

Вопрос: Жертвы поступали со всей Европы? Ответ: Думаю, да.

Вопрос: Помогали ли вы лично умерщвлять людей? Ответ: Никак нет. Я лишь заведовал лагерной финчастью.

Вопрос: Что же вы думали обо всем этом? Ответ: Поначалу было не по себе, но потом мы привыкли.»


БУДЬ В КУРСЕ СОБЫТИЙ

СКОРО