Закрыть
Entries RSS
Апр 05

Закат семейных расстановок

Mentaland

Неспособность (помноженная на нежелание) видеть главное неизбежно приводит к остановке движения и эффекту «кристаллизации» реальности. Мы участвуем в этом «недвижении» в ролях заинтересованных имитаторов, выдавая желаемое за действительное. Любой, кто смеет сказать: «А король-то голый» — подлежит вытеснению, а за невозможностью вытеснения – уничтожению. Каждый, кто встраивается в ячейку имитационной структуры, получает свой пай и «любовь».

Сказанное сказано. Сказанное универсально, т.е. описывает любой вариант социального проявления человека. Но здесь я хочу прикоснуться к сущности заявленного на примере такого частного (и в силу рода моей деятельности важного для меня) случая глобальной имитационной системы, как «семейные расстановки». Встроившись в общественную систему, обретая, наконец, статус социального явления, «расстановки» получили свой пай и негласное обязательство лгать, поддерживая тем самым убаюкивающую наш разум и волю Большую Мамочку. Под Большой Мамочкой (Мамоной) здесь я подразумеваю современную потребительскую культуру, ныне успешно капитализировавшую, т.е. вобравшую в себя противоположный ей по сути духовный феномен Берта Хеллингера. Теперь, как подсистема, «семейные расстановки» естественно несут в себе черты и функции удочерившей ее надсистемы.

Любая социализация ныне выхолащивает суть и убивает Дух. Любая социализация в бездуховное общество – это предательство Отца. (Нет, это не метафора: лишь страх ответственности за себя подталкивает нас к обесцениванию реальности через ее псевдометафоризацию.) Приведу рельефный и неприятный на вкус пример: устраиваясь на работу к кому-то, но не к своему отцу, сын предает отца. Еще? Мы отдаем на откуп своих детей в государственные школы. Спросите себя, зачем? Возможно, впервые возьмите да и спросите себя об этом всерьез. Учиться? Если вы так думаете, поинтересуйтесь об этом у самих детей. Поверьте, они лучше знают (а точней, «лучше не знают»). Тогда зачем? Нет-нет, не только потому, что не хотим лишних проблем с законодательством. Подумайте… Быть может, потому что нам нечего передать детям, потому что мы ничего не умеем и не знаем. Если вы очнетесь и оглядитесь, то заметите, что современный мужчина пуст и слаб. Потому упразднение понятий мать и отец, их замена на «родитель №1» и «родитель №2» — будет справедливой констатацией факта формальности и выхолощенности семейного института.

И так – из поколения в поколение… Увы, сын, предавший отца, сам уже не станет Отцом. Он даже не подозревает, что должен воспитать сына, что должен передать ему свое дело. Потому современная безотцовщина тянется веками, а наше ежедневное предательство становится образом жизни, общим фоном, самим воздухом – отравленным и незаметным.

На более высоком, «надбытовом» уровне мы предаем Отца, формально прописывая себя в те или иные мировые религии, даже не подозревая, что уже по праву рождения принадлежим тому или иному Роду (Духу). Так религиозность становится очередной формой безбожной социализации, а принадлежность Духу сменяется на принадлежность той или иной личине Большой Мамочки.

Только принадлежность к Роду дает мужчине право быть Отцом. Только принадлежность Отцу дает право семье быть семьей. Только принадлежность основателю дает право «семейным расстановкам» быть правдивыми. Только служение Духу дает право Хеллингеру быть основателем. Каждый расстановщик с улыбочкой рассуждающий про «дедушку Хеллингера» — предает Отца, и то что он делает, будет чем угодно, но не расстановкой по Хеллингеру. Утверждаю это, как человек не принадлежащий к расстановочному сообществу, несогласный с Хеллингером, но глубоко уважающий его опыт. Современное международное расстановочное сообщество, перейдя под крыло Большой Мамочки, не заметив того, уже стало жертвой безотцовщины.

С моей стороны было бы неоправданной интеллектуальной небрежностью игнорировать тот факт, что в основании «семейных расстановок» уже лежит идея примата системы над личностью, и через такое вежливое умолчание сбросить всю ответственность за происходящую расстановочную вакханалию на «последователей». К сожалению, недостаточный уровень понимания смыслов систем не позволяет современному знанию увидеть то главное, что стоит за любой системой. Видел, но не понимал этого Главного и Берт Хеллингер. Непонимание неизбежно привело к сакрализации такого понятия как «поле» и догматизации «порядков любви». Каждый из нас в осознании Главного (Духа) доходит до собственного уровня некомпетентности. Не стану предполагать причины лимитирования здесь, но отмечу первейшее последствие их. В семейных расстановках форма (система) стала важней содержания (Духа). Происходит этот переход, как только происходит остановка в познании Духа. И она произошла. Ни отделение от собственного детища, ни ребрендинг здесь не помогут. Как только форма начинает превалировать над содержанием, любое явление уходит от Отца под юрисдикцию Большой Мамочки.

Для дальнейшего движения в области расстановок нужно Знание большего порядка. Духовное Знание. О том, что это за Знание и где его стяжать, я скажу. Но не сейчас и не здесь. Сейчас же остановлюсь на общих рисках такого предприятия.

Знание – Сила. Потому Знание не может принадлежать всем. Популяризация (социализация) Знания неизбежно приводит к его деградации. Люди не избранные Силой, не способны нести бремя Его. Потому они сообща убивают Знание, труп Его расчленяют и далее лишь бестолково бегают окрест с кусками конечностей, доказывая друг другу, что их «мощи» святее. Они и ранее не были способны прозревать главное — Дух, а значит, думать. Теперь же с трофейными артефактами наперевес сама неспособность думать становится их достоянием.

Следует ли из вышеизложенного, что любое распространение Знания унижает Его? Значит ли, что правильный способ сохранения Его – только устная передача, от Учителя ученику? Означают ли мои рассуждения то, что Мастер должен терпеливо ждать своего ученика в хрустальном уединении? Конечно, нет. Есть разные варианты. Но единственный способ активного распространения Знания не оскверняющий само Знание – это свободная передача Его. Как только «знающий» начинает создавать (из благих намерений, конечно, а как же иначе!) – сообщества со своими уставами и кодексами, организации, клубы, секты, т.е. начинает выстраивать свою  систему (открытую или закрытую) в соответствии или в ответ имеющейся социальной, он уподобляется бОльшей системе и дальнейшее включение в макросистему —  лишь вопрос времени. (Замечу, что наилучший способ в кратчайшие сроки уподобиться «дракону» – это активно сражаться с ним).

Но что мешает большинству «знающих что-то большее» не впасть в соблазн противопоставления системе? Ответ банален: внутренняя принадлежность ей. Принадлежность выражаемая через потребность в любви со стороны Большой Мамочки (катализируемый, как сказали бы психологи, вынесенным из детства эмоциональным дефицитом). Потребность в любви в виде признания, почестей, статуса, материальных возможностей. А построение собственной организационной Пирамиды – максимально эффективный способ добиться этого. Так система ставит нас к себе на службу.

Подводя итоги, хочу выделить из моего сообщения главное: движение в «расстановках по Хеллингеру» закончилось, а без Хеллингера не существовало. Тому, кто не в силах признать это, остается имитировать движение. Это будет комфортное укатывание по колее, заботливо выделенной им Большой Мамочкой.

Так было всегда. Любовь Отца дает Свободу, любовь Большой Мамочки приносит деньги и посредственность. У каждого есть право выбора. Я же хотел лишь содействовать его большей осознанности.

© Денис Бугулов

Комментарии : Facebook ВКонтакте

БУДЬ В КУРСЕ СОБЫТИЙ

СКОРО В МИНСКЕ

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ

Яндекс.Метрика